Гибельное наследие "коммунизма". Александр Копелиович

Говорят, что все, чем мы сегодня пользуемся, произведено при советской власти. Частично это верно: многие жилые дома, заводские корпуса, сети дорог, электростанции созданы в те времена. Правда, на современном уровне все это выглядит крайне отсталым, устаревшим. Но речь в статье не о материальном наследии. Речь о том народе, который создан советским периодом жизни наших уже независимых стран. Речь о том, почему народ этот таки не создал за постсоветский период творений масштаба времен советской индустриализации.

 

 

Можно обсуждать этот вопрос на уровне политических причин. Но тогда вопрос: почему же политика была такой? Ясно, что здесь более глубинные следствия всего того, что я для простоты буду называть коммунизмом. Хотя ясно, что собственно коммунизм был только идеологическим оправданием. Не будем скрывать, что на определенной стадии коммунистической эпохи параллельно с террором, массовыми репрессиями имел место подъём экономической, творческой активности. Были великие стройки, основанные в большой мере на подневольном труде. Были на первом этапе и талантливые художественные произведения, работали замечательные ученые, сочетавшие страх посадки с работами мирового уровня. Но все это до определенного времени, далее энтузиазм все более сменялся лицемерием все удушающей лжи, застоем. Освобождение, казалось бы, не привело к подъему творческой энергии. Неужели же мы такой народ, что творчески работаем только из под палки, из-под опричнины?

Перейду сразу к выводу. Наиболее гибельным последствием той эпохи стал созданный нею тип человека. Вот что произошло. Поначалу революция , сметя все старые элиты, вывела на поверхность "черную кость" и в большой части народа возникло ощущение, что это ее власть. Раскрылись дремавшие силы, выявились таланты, не находившие себя в окостенелом сословном обществе. Их поначалу не пугали, не сковывали террористические формы общества нового, более того, они и создавались поднявшимися новыми элитами, соответствовали их правопониманию. Но новый "правопорядок" привел к еще более быстрому загниванию, отмиранию общества, чем предыдущий. Жить позволялось покорным, безинициативным. Инициатива сосредоточилась на самом верху, ниже поощрялся конформизм. Идеология становилась формой общепринятой лжи, в нее никто не верил, хотя обязан был изображать пламенную веру. Разложение шло столь быстро, что стало понятно: так больше жить нельзя.

И вот, перестройка! Поначалу показалось, что воздух свободы выплеснет творческую энергию народа. Но со свободой сталкивался советский человек и столкновение это вело к ужасным последствиям. Оказалось, что сформированный коммунизмом человек в общественном плане находится на уровне давно ушедших в историю обществ. Самое удивительное: вопреки старательно культивировавшемуся коллективистскому сознанию, неприятию индивидуализма, постсоветский человек оказался абсолютно неспособным к самоорганизации, индивидуалистом в самом примитивном понимании этого слова. Зверьковый индивидуализм. Не верит никому и ничему, считает любые идеологии ложью. Мне как либералу интересно понимание либерализма даже среди продвинутых, считающих себя либералами: примитивное оно, не принимает общественных, государственных функций. Зверьковый либерализм. Иждивенческое сознание, воспитанное коммунизмом, побуждает ждать всех благ от начальства, одновременно испытывая к нему ненависть.

Кто же выдвигается руководить таким обществом? Еще при коммунизме инициативностью отличались преступники разного рода, нужна была недюжинная изобретательность, чтобы уклоняться от того, что называлось законом. Воровать просто из карманов, ну, это мелко, преступные авторитеты, нелегальное производство, валюта - все это поднималось еще в условиях коммунизма. Одряхлевшая коммунистическая власть входила с этим элементом в сговор. Вот вам давно известные из истории механизмы: инициативные, сильные и смелые от отсутствия совести вожаки сколачивают свои кланы, грабят основной люд под видом их защиты - феодализм. Или олигархия по-нашему. Между собой воюют, что ослабляет страну, не приводит граждан к благосостоянию. Так выходит, что конец коммунизма ведет не в современное постиндустриальное общество, а отбрасывает далеко назад. Но другого пути нет, подобные этапы становления прошли все современные общества. Наша надежда в том, чтобы пройти их гораздо скорее.

Основная идея либеральной экономики в том, что, производя полезные обществу продукты, предприниматель должен иметь в этом личную выгоду, иначе нет стимула. Постсоветские политики протащили этот принцип в политику в примитивном, зверьковом варианте. Какой смысл идти через выборы, если не грабить в случае победы? Прогресс уже наблюдается - можно идти не самому, а прикармливать других. Далеко еще до современного уровня понимания, что самое дорогое приобретение для политика - репутация. Что его моральный уровень - его богатство, которое будет уворовано первой же ложью. Но другого пути нет, придется пройти по нему. Не возвращаться же в коммунизм, чтобы потом начинать все сначала.

Мне скажут, что я говорю о тоталитарном коммунизме сталинского типа, а возможен другой, демократический, который есть на Западе и называется социализмом. Не буду повторять Хайека. Но, во-первых, у нас другое. Во-вторых, как известно, все общества подвержены вырождению после высшей стадии своего развития. На мой взгляд, формой вырождения для Европы является европейский социализм. Наша же опасность, не выйти из коммунистического вырождения, не достигнув современного уровня развития.

22.01.16

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить